Kinoglaz

 

Diary of events

- Stop Press

On current release

Festivals

 

Films

DVDs

- Watch on line

Names

Articles

Production

History

Seminars


Bibliography


Ongoing events

 

Awards

Box office

 

Statistics

 

Partnerships

 

Site map

Links

Contacts


Search with Google    


 

Биография, а также статьи и интервью Жоэля Шапрона

 

 

 

Жоэль Шапрон: « Изменить имидж российского кино »

 

Интервью с Жоэлем Шапроном, ведущим специалистом компании Юнифранс по странам Центральной и Восточной Европы,  записанное Еленой Квасовой-Дюффорт и Жаком Симоном (КИНОГЛАЗ) 10 мая 2006

 

 

▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪

 

Российское участие в Каннском фестивале 2006

 

В отличие от  предыдущего раза мы с Вами встречаемся в момент, когда программа Каннского фестиваля 2006 уже известна. Не могли бы Вы прокомментировать выбор Канна, сделанный в отношении российских фильмов?

 

На Каннском фестивале существуют три отборочных комитета : один для конкурса и Особого взгляда, один для программы Двухнедельник режиссеров и еще один для Недели критики. В этом году я посмотрел 55 полнометражных российских картин и выбрал для Канна около пятнадцати. С тех пор, как я этим занимаюсь, я еще никогда не рекомендовал так много фильмов. Есть целый ряд фильмов, которые я нахожу оригинальными, интересными и новаторскими. В этом году, за исключением Павла Лунгина, практически, ни один известный режиссер не закончил своей картины к Канну. Я не говорю о тех нескольких значительных именах российского кино, таких как Иван Дыховичный, Константин Лопушанский и Александр Велединский, хорошо известных в России, но которых мало знают за рубежом. Остальные фильмы - это дебюты или вторые работы людей, часто незнакомых. Что мне понравилось в этом году, это то, что именно среди этой группы я нашел наиболее интересные вещи.

 

В конечном счете, я думаю, что выбор Канна во всех комитетах вместе взятых нельзя назвать несправедливым, но он мог бы включить в себя больше русских фильмов. Не намного больше, потому что Канн остается важнейшим фестивалем в мире и отбор происходит очень жесткий. Тем не менее, всего лишь один отобранный на фестиваль русский фильм, это очень жаль, потому что, по моему мнению, по крайней мере, еще пара фильмов могла бы в нем поучаствовать. 

 

Интересная тенденция, которую можно отметить в этом году в Канне, касается всего кинематографа Восточной Европы (я пишу об этом в своей статье, публикация в журнале Le Film français 19 мая 2006 ). Тремя отборочными комитетами было включено в программу десять полнометражных фильмов. С тех пор, как я занимаюсь на Каннском фестивале фильмами Восточной Европы, то есть с 1992 года, такого количества отобранных фильмов еще не было. Это первый пункт. Второй пункт тот, что за исключением таджика Джамшеда Усмонова, 1965 года рождения, все остальные режиссеры родились после 1970 года. Шесть из десяти фильмов являются дебютами.

 

В Центральной Европе происходит приблизительно тот же феномен, что и в России, наибольшее внимание привлекают дебюты и вторые фильмы, они наиболее интересны.

 

В этом году я был скорее первооткрывателем новых имен и у меня действительно ощущение, что я их открыл, даже, если фильмы не были отобраны. Я думаю, что мы скоро снова встретим некоторые из них на международных фестивалях, в первую очередь в Локарно, фильмы, которые не были включены в программу Канна или еще не были к нему закончены. Фильм 977 Николая Хомерики с полным правом вошел в программу Особый взгляд. Это авторское кино и по затронутой теме, и по манере снимать. Режиссер - бывший студент Ла фемис (La fémis) был награжден на прошлом Каннском фестивале премией Синефондасьон. Этот фильм заслуживает свое место в программе, хотя я также видел и другие фильмы, которые, по моему мнению, могли бы помочь изменить имидж российского кино, а это то, за что я борюсь, и я уже говорил об этом в прошлом году. Фильм Николая Хомерики отвечает сложившемуся образу качественного русского авторского кино. И от этого сложившегося образа качественного русского авторского кино достаточно сложно отойти. Мне бы очень хотелось, чтобы палитра была расширена…

 

Нам бы хотелось также поговорить о русских фильмах в программе Все кинематографии мира. Каким образом программа была составлена? Фильмы были отобраны французской стороной?

 

Да, совершенно верно. Принцип этой программы, существующей с прошлого года, заключается в том, что фестиваль официально приглашает какую-либо страну представить свою кинематографию. Сначала Каннский фестиваль осуществляет выбор страны. Принципом является выбрать страну, чей кинематограф мало известен или мало представлен. Безусловно, что по сравнению с другими странами, кинематограф России достаточно известен и достаточно представлен. С другой стороны, в течение определенного времени российские фильмы меньше показывались на зарубежных экранах и именно поэтому Каннский фестиваль решил пригласить Россию. Другие страны Центральной Европы будут несомненно приглашены в будущем.

 

Как только выбор страны сделан, приглашение направляется в официальные инстанции. В случае России этой инстанцией было Госкино, которое получило и приняло приглашение. Госкино поставило задачу перед Гильдией российских кинопродюсеров сделать своего рода предварительный список из пятнадцати полнометражных фильмов и такого же количества короткометражных, которые еще не были показаны на крупнейших международных фестивалях, то есть в Канне, Берлине и Венеции. После чего Каннский фестиваль осуществил окончательный выбор фильмов из этого списка. Члены Гильдии консультировались и сделали свой выбор на основе критериев, которые были им даны : ориентация была сделана не на панораму классической кинематографии, известной всему миру, а на новые тенденции в сегодняшнем российском кино, чтобы эта программа фильмов, даже если она небольшая, могла представить основные направления, в которых режиссеры и продюсеры работают сегодня. В конце концов, мы остановились на этих трех полнометражных фильмах.

 

Фильм Пыль Сергея Лобана, его первая работа, не имеющий 35 миллиметровой копии, фильм с маленьким бюджетом. Это авторский фильм, снятый камерой с плеча, как говорят по-русски, на чистом энтузиазме. Такого рода кинематограф, о котором можно было бы подумать, что он вымер, в момент, когда у всех на устах тема больших денег в российском кино, он продолжает существовать, для него есть место и фильм Лобана тому доказательство. Фильм Алексея Учителя Космос как предчувствие это пример качественного авторского кинематографа, располагающего определенными финансовыми возможностями, с известными актерскими именами, ярко выраженным мастерством постановщика, снятый в более классической манере. Несомненно, этот фильм можно отнести к течению, представленному Балабановым, Огородниковым, Рогожкиным, чьи имена регулярно упоминаются и чей кинематограф не является чистым авторским кино в форме, в которой мы его видим у Германа или Муратовой, это некий промежуточный уровень хорошего качественного кинематографа. О третьем фильме, Девятая рота Федора Бондарчука, нельзя сказать, чтобы он был задуман как блокбастер. Успех фильма стал неожиданностью. Если Ночной дозор или Дневной дозор были так называемыми запрограммированными успехами, сделанными для того, чтобы стать блокбастерами, фильм Девятая рота такого рода проектом не был. Он должен был стать коммерческим проектом, доступным для любой публики, чья тема важна для русских, однако успех его превзошел все ожидания его создателей. Фильм стал качественным блокбастером и фестиваль счел важным сделать, чтобы и эта тенденция, фильмов с большими средствами и известными именами, также была представлена. Выбор этих трех фильмов, разумеется, субъективен, к сожалению, он отражает всего лишь часть целого, но таковы причины, по которым он сделан.

 

В своем интервью газете Ведомости (http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/12/16/100882) , художественный директор Каннского фестиваля Тьерри Фремо  сказал, что решение показать фильм на фестивале принимается по определенным причинам. Он также подчеркнул, что для того, чтобы быть показанным в Канне, национальное кино не должно терять контакт с собственной публикой.

 

Все это безусловно субъективно, но Каннский фестиваль считает, что у него есть определенная ответственность перед публикой, знатоками кино и теми, кто там аккредитован. Это значит, что кроме художественных качеств - фильм может быть хорошим по своему художественному уровню, не являясь шедевром года - это также может быть фильм, ключевой с точки зрения его роли в кинематографе данной страны, фильм, в определенный момент важный для имиджа актера или для его ломки, а также для постановщика, взявшего на себя значительный риск. Вместо того, чтобы принимать единоличное решение, директор фестиваля или определенный отборочный комитет могут предпочесть дать возможность судить, должен был фильм быть представлен или нет, каннской публике.  

 

В том, что касается потери контакта со зрителем, дирекции серьезных фестивалей обращают большое внимание на то, чтобы фильмы не были сделаны специально на них. Основной задачей фильма не должен быть его показ на фестивале. Меня часто упрекали в том, что я являюсь человеком, для которого в российском кино создаются фильмы. Это абсурдно и в том, что касается меня, совершенно неверно. Но надо признать и тот факт, что в определенную эпоху, если у фильма не было фестивальной карьеры, это значило, что у него не было карьеры вообще. Сегодня это абсолютно не тот случай. Продюсер не будет делать фильм для фестиваля, потому что, во-первых, это не будет рентабельным, а во-вторых, это большой риск. Отборочные комитеты нашего фестиваля отсмотрели в общей сложности около тысячи пятисот фильмов, а отобрали в результате менее восьмидесяти…

 

Сегодня российские фильмы, все, обращены к зрителям. Необязательно ко всем зрителям вместе взятым, но сегодня все знают, что даже такой фильм, как Пыль, найдет своего зрителя, для него есть место. Есть ниша, достаточно значительная, для Дневного дозора, ниша небольшая – для Пыли, ниша средняя – для Космоса как предчувствие. В России сегодня существуют не только большие кинотеатры, мультиплексы, в которых показываются блокбастеры, американские, французские или русские, но есть и маленькие залы, в которых показываются другие фильмы. Режиссеры обращаются сейчас к публике, кроме, может быть, Муратовой, которая сказала не так давно, что снимает фильмы для себя, а не для публики, и то, до конца я ей в этом не верю. Дирекции фестивалей очень внимательны к тому, чтобы фильмы снимались для настоящих зрителей. Для Канна очень важно оставаться бдительным в том, что касается близости фильма и публики.

 

Видя в российской прессе количество информации о фильмах, законченных в спешке, специально, чтобы попасть в Канн, поверить Вам достаточно сложно.

 

Нельзя путать две вещи. Первая заключается в том, что в момент, когда вы запускаетесь с фильмом, вы делаете это в первую очередь для зрителя. После чего, если в марте вы решаете попытать счастья в Канне, вы делаете все, чтобы туда попасть, заставляя работать свою группу день и ночь. Но это решение, сделать все, чтобы попасть в Канн, принимается ближе к завершению, а не в начале проекта. То же самое происходит в случае с фестивалем в Венеции. Сегодня экспорта российского кино практически не существует и единственная возможность попасть на мировые рынки это международные фестивали, где можно показать фильмы на кинорынке и попробовать их продать. Поехать на Каннский фестиваль это не только престижно, Канн это крупнейший кинорынок в мире. И иметь фильм, отобранный на фестиваль, это значит быть практически уверенным в том, что все потенциальные покупатели и дистрибьюторы мира приедут и увидят его. То есть поехать в Канн, это очень важно. Еще важнее, чем в Венецию, потому что Венецианский фестиваль очень большой, но там нет кинорынка, и Венеция от этого страдает. В Берлине есть кинорынок, но не такой значительный как в Канне. Продюсер, вложивший деньги, сделает все, чтобы как можно больше потенциальных покупателей увидело фильм, а больше всего потенциальных покупателей находится в Канне. И французы делают то же самое.

 

Экспорт российского кино и роль фестиваля Кинотавр

 

Зная сложности с экспортом российского кино, достаточно ли внимания российские продюсеры уделяют распространению информации об их проектах? Например, существует ли практика заранее готовить досье для прессы, чтобы представить свои проекты еще в процессе работы? 

 

В случае коммерческих проектов, как например, с фильмом Охота на пиранью, об этом начинают думать, но в случае менее дорогих фильмов, об этом практически не вспоминают, потому что это дело совершенно иной профессии. Люди, которые занимаются маркетингом в России, работают уже с готовым продуктом, который дается им в завершенной стадии. Заниматься маркетингом продукта, находящегося в начале съемочного периода, к этому еще не приучились, но это изменится.

 

Экспорт российского кино остается слабым звеном в цепочке ?

 

Да, это самое слабое звено. И я думаю, что в России сегодня не хватает политической воли, желания дать возможность частным  продюсерам – так как сегодня в России кино это по большей части частный бизнес – экспортировать фильмы за рубеж. Чтобы не приводить в пример Юнифранс, потому что это 50 лет существования и 50 лет определенной политики со стороны как правых, так и левых партий, заключающейся в том, чтобы дать Франции своего рода вооруженное формирование для борьбы на внешних рынках, возьмем пример венгерского кино. В венгерском кино с давнего времени существует организация под названием Magyar Filmunió, которая уже несколько лет развивает очень большую активность. Они организуют стенды, устанавливают контакты со всеми потенциальными дистрибьюторами венгерских фильмов, со всеми директорами фестивалей, со всеми журналистами, которые интересуются венгерским кино. Ведется очень существенная работа, это настоящая политика со стороны венгров, стоящая не такую уж значительную сумму государственному бюджету и, в результате, это единственная кинематография Восточной Европы, представляющая в этом году три фильма в Канне. У них есть фильм в каждом отборочном комитете и ни один из этих отборочных комитетов не отличается особо выраженной склонностью к венграм. У них есть стенды на крупных фестивалях, в Канне, в Берлине… Вы мне скажете: « У русских тоже есть стенды ! » Да, но они не « активные », это « пассивные » стенды, там вешают афишы, кладут каталоги и ждут, что люди сами к ним придут (кроме частных стендов как у агентства Интерсинема или Централ Парнтершип, но я не говорю сейчас о частных стендах).

 

Может быть, положение вещей изменит, хотя сейчас еще слишком рано об этом говорить, фестиваль в Сочи (Кинотавр). Год назад фестиваль был куплен двумя людьми, которые гораздо лучше разбираются в проблеме экспорта фильмов, чем предыдущее руководство фестиваля. С большой очевидностью фестиваль в Сочи позиционируется как важнейший фестиваль российского кино в России, он приглашает иностранцев, чтобы заинтересовать, чтобы привлечь их внимание. Есть своего рода short-list, состоящий из сотни людей, журналистов, директоров фестивалей, продюсеров, потенциальных дистрибьюторов, которым показывается российское кино, программа из 30-40 фильмов, распределенная на 4 дня, с переводом на английский язык. Все это является частью капитальных, на мой взгляд, вещей для экспорта фильмов. Они не занимаются непосредственно экспортом, но они привлекают к себе людей, которые за три дня могут увидеть лучшие образцы кинопродукции года. Это удобно и это даст результаты. Это то, что раз в год делает Magyar Filmunió в Венгрии, то есть приглашает сотню иностранцев во время национального фестиваля в Будапеште и, в конечном счете, среди всех стран Восточной и Центральной Европы именно венгерские фильмы чаще всего выходят на европейские экраны…

 

Более того, Кинотавр также позиционирует себя с помощью рекламы. Его дирекция решила выступить спонсором официальной выставки, посвященной Эйзенштейну и организованной в этом году Каннским фестивалем в сотрудничестве с Hermitage Bridge Studio, Научно-мемориальным кабинетом Эйзенштейна и Российским государственным архивом литературы и искусства. И этот шаг, который хорошо демонстрирует вклад фестиваля в работу над имиджем российского кино за рубежом, делает им честь.

 

Но Кинотавр, длительностью в восемь дней, не может играть в России роль, скажем, как Юнифранс во Франции. В России не существует структуры, сравнимой с Юнифранс.

 

Раньше эту роль выполнял Совэкспортфильм. Теперь это личное дело каждого. Госкино создает стенды, но в том то и дело, что я нахожу их скорее пассивными, чем активно работающими… На кинорынках, как, например, в Берлине или в Канне, существуют русские павильоны, которые организуются для встреч. Если люди к ним приходят, им рассказывают, что есть вот это и вот то, но инициативы не проявляется. Нельзя сказать, что массивно рассылается почта людям, которые потенциально могли бы быть заинтересованными. В этом году Россия представляет один фильм в программе Особый взгляд, но она может представить 10, 15, 20 картин на кинорынке. То, что делают Юнифранс и Magyar Filmunió, это сосредоточить в одних руках все сведения обо всех частных продюсерах и дистрибьюторах, чтобы была единая инстанция, которая в состоянии предоставить всю информацию, хотите ли вы посмотреть французский фильм или венгерский, все контакты, адреса электронной почты и т.д. То есть это постоянная и настоящая работа. Только для стран, за которые я отвечаю в Юнифранс, я рассылаю почту 200 дистрибьюторам, продюсерам и журналистам, чтобы пригласить их на обеды, встречи и т.д.

 

 

Итог Ночного Дозора

 

Давайте возвратимся к одному из тех редких русских фильмов, которые вышли во Франции в прошлом году и о котором много говорили. Каков итог Ночного Дозора ?

 

Как говорили раньше французские коммунисты, результат « в целом позитивный ». Я рассматриваю кинематограф с точки зрения его развития в целом, в производственной почти части дела и, как я уже сказал в прошлом году, независимо от его художественных качеств, Ночной дозор для меня явился очень важным событием.

 

Это не просто такая формулировка « в целом позитивный » результат, потому что он позитивный с одной стороны и не слишком, с другой. Он позитивен с точки зрения национальной, внутрироссийской. В России Ночному Дозору первому удалось воскресить желание у русских зрителей в большом числе пойти смотреть русские фильмы. Ему удалось привлечь в кинотеатры людей, которые обычно в кино не ходили. Понятно, что была сумасшедшая рекламная кампания, Первый канал мобилизовал необычайные средства для продвижения фильма. Тем не менее, я видел и другие фильмы с сумасшедшими рекламными кампаниями, которые не достигли подобного результата. Русские были очень довольны увидеть, что они тоже в состоянии производить фильмы как Ночной дозор. Таким образом, с точки зрения национальной, результат позитивный. Он был бы менее позитивным с национальной точки зрения, если бы за этим фильмом не последовало других блокбастеров, а за ним появились Статский советник, Турецкий гамбит, Девятая рота, Дневной дозор и в целом, российское кино пользуется в стране невиданным успехом. У Охоты на пиранью не было успеха, на который надеялся Централ Партнершип. Зато результаты недавно вышедшего Питер-FM превзошли ожидания его авторов и продюсеров. Если учесть бюджет фильма это очень большой успех. У Питер-FM, разумеется, была рекламная кампания на телевидении, в его производстве принимал участие телеканал СТС. Но одного этого недостаточно. Афишы Охоты на пиранью были повсюду, но это не помогло.

 

Положителен тот факт, что в том, что касается посещаемости, существует настоящая тенденция возврата к национальному кино. Более того, это непрекращающийся поток фильмов, имеющих успех, это настоящее возрождение российского кино в кинозалах. В 2005 году доля российского кино составляла 29,7 %. Когда знаешь, что за два года до этого она была меньше 3 %, понимаешь, что изменения произошли огромные. Еще по настоящему позитивно то, что если в 2004 году поднимал посещаемость один Ночной Дозор, в 2005 году это был уже не один фильм, а много фильмов.

 

Менее позитивный аспект, это то, что я надеялся, что все эти успехи станут международными. Ночной дозор имел очень большой успех во многих странах, например, в Испании, более скромным он был во Франции. Фильм хорошо прошел в США. Но я надеялся, что за этим фильмом придут другие. Это произошло в России, но не в мире. Тем лучше для Ночного дозора, тем лучше для Первого канала, тем лучше для Fox, но мне бы очень хотелось, чтобы появились и другие фильмы, такие как Статский советник, Турецкий гамбит, Бой с тенью, Девятая рота и т.д. Я еще раз повторяю, речь не идет о собственных художественных качествах фильмов, названия которых я здесь привожу. Я говорю о возможности благодаря этим фильмам расширить круг французских зрителей…

 

Дневной дозор анонсирован во второй половине 2006 года. Fox очевидно попробует сделать для него еще больше, чем для Ночного дозора, тем более что это будет немного проще, поскольку второй фильм менее trash, менее жесткий, менее кровавый чем первый, то есть публика у него будет шире. Кроме того, несомненно, появится экспортная версия Дневного дозора, в начале которой будут повторены несколько эпизодов из Ночного дозора для зрителей, его не видевших.

 

В прошлом году Вы говорили о необходимости коммерческого продвижения русских фильмов, может ли Ночной дозор служить в этом отношении примером?

 

Ночной дозор это пример, но пример особенный. Первому каналу удалось заключить договор с партнером, с Fox, и именно этот партнер занимался продвижением фильма. Мне довелось принять участие в мероприятии, которое никогда еще раньше в России не проводилось, то, что называется press junket. То есть в Москву были приглашены журналисты со всего мира, чтобы взять интервью у Бекмамбетова, Хабенского и т.д., таким образом, чтобы потом каждый из них вернулся к себе в страну и опубликовал материал. Раньше подобного в России не существовало. Раньше возили повсюду режиссеров и актеров. С Утомленными солнцем Михалков сделал кругосветное путешествие, то же самое Звягинцев с Возвращением. Но пригласить журналистов, чтобы все собрались в одном определенном месте, это настоящий первый раз, оплаченный Fox и при поддержке Первого канала. И это было очень хорошо организовано.

 

То есть у вас есть два выхода, либо вы подписываете договор с американским мэйджором, который продвигает фильм во всем мире, либо, и это более частый случай, вы заключаете 20, 40, 60 договоров с 20, 40, 60  дистрибьюторами и все организуется в зависимости от конкретных обстоятельств. Французы действуют точно так  же. Обычно это отдельный контракт на каждую страну.

 

Опыт Ночного дозора интересен, но я не уверен, что он повторяем, потому что существует мало фильмов, которые могут быть взяты американским мэйджором и выпущены повсюду. Я также не уверен, что это идеальное решение для всех фильмов, потому что есть страны, где подобный подход удается и другие, где он не удается. Тенденция, как правило, искать дистрибьютора в каждой стране в зависимости от типа фильма.

 

В одном из Ваших интервью Вы сказали, что фильм Возвращение Звягинцева имел лучший бокс-офис во Франции, чем Ночной дозор, потому что он в большей степени отвечает имиджу русского кино за границей.

 

Да. Александр Роднянский, президент российского телеканала СТС, говорил мне не так давно, что, по его мнению, Звягинцев собрал максимум потенциальных зрителей для подобного типа фильмов. Возвращение закончило свою карьеру на 185 тысячах проданных билетов во Франции, Ночной дозор закончил свою на 175 тысячах. Для русского фильма во Франции это очень хороший результат, для Fox это результат, сравнимый с арт-хаусным. Но я думаю, что Роднянский прав, 185 тысяч зрителей, скажем, 200 тысяч, это, без сомнения, максимум для русского авторского кино, на русском языке и без звезд. Чтобы превзойти этот результат надо работать, по-настоящему работать. Со времени перестройки только два русских фильма имели лучший бокс-офис: фильм Утомленные солнцем Никиты Михалкова (я не говорю о Сибирском цирюльнике, выход на английском языке меняет условия), закончивший карьеру на 550 тысячах зрителей и Такси блюз Павла Лунгина (400 000)... То есть, действительно, как будто существуют максимальные результаты, перекрыть которые очень тяжело. 

 

Роль государства и договор 1967 года

 

В том, что касается поддержки национального кинематографа, изменилось ли что-либо в роли государства ?

 

Размер бюджетных средств, направленных на поддержку кинематографа, значительно не изменился. Более того, когда в России бюджет увеличивается, инфляция часто съедает эту прогрессию. Роль государства остается видимо той же, это поддержка производства и дистрибьюции. Но это не касается Ночного дозора, ни Дневного дозора, ни Охоты на пиранью, ни определенного числа других фильмов, не получивших государственной поддержки и часто это именно те фильмы, которые пользуются успехом. То что провоцирует в течение последнего года ряд конфликтов, в том числе и в Думе, так как отдельные парламентарии задают вопрос, если фильмы, не получившие поддержки государства, пользуются успехом, зачем тогда нужно поддерживать кинематограф? Подобного рода возбужденные дебаты случаются регулярно…

 

А в том, что касается официальных соглашений о сотрудничестве в области кинематографа между Францией и Россией?

 

На самом деле официальный договор между Россией, то есть Советским Союзом, и Францией был подписан в 1967 году. Этот договор написан не по-русски, а «по-советски». В этом договоре можно еще прочесть, что Совэкспортфильм обязывается купить определенное количество французских фильмов! Этот договор еще действует и позволяет франко-русским совместным продукциям быть признанными во Франции как национальный французский продукт, а в России, как русский, при условии, что будет соблюдено количество баллов, определяющих национальность фильма в каждой стране. Практически все копродукции, как например, фильмы Павла Лунгина или Восток-Запад Режиса Варнье были произведены в соответствии с этим договором и признаны бинациональными, каждая в своей стране.

 

Я был одним из тех, кто считал, что этот договор следует переписать, особенно в той части, в которой говорится о дистрибьюции, потому что этот договор устарел и его невозможно понять. И достаточно смешно читать, что Совэкспортфильм обязывается купить двенадцать фильмов в год! Совэкспортфильм еще существует, но там уже давно ничего не происходит. И уже пятнадцать лет ничего не покупается. То есть вопрос в том, чтобы решить : сохранить ли этот договор, изменить ли его немного или разорвать и написать другой. С 2002 года и визита в Москву предыдущего Генерального директора французского Национального центра кинематографии (CNC) Давида Кесслера (David Kessler) этот вопрос постоянно возвращается. На Каннском фестивале в этом году произойдет встреча на самом высоком уровне между Михаилом Швыдким и Вероник Кайла  (Véronique Cayla), Генеральным директором Национального центра кинематографии, а также другая встреча Швыдкого с представителями французского Министерства иностранных дел. Двадцатого мая Юнифранс организует встречу русских и французских продюсеров с целью увидеть, надо ли или нет сохранять этот договор. Я думаю, что было бы лучше, чтобы этот договор был модифицирован, даже переписан, особенно в той его части, которая касается дистрибьюции и экспорта, но решение принимаю не я.

 

Пиратство и DVD

 

Проблема пиратства DVD в России по-прежнему остается важной?

 

Не так давно директор  Motion Picture of America, крупной ассоциации американских продюсеров, которая многое решает в мировом кинематографе, приезжал в Москву, чтобы поговорить, в том числе, и о пиратстве, которое остается настоящей проблемой. Страна, в которой проблема пиратства стоит наиболее остро, это Китай, но Россия на втором месте. Во время всех переговоров по вступлению в ВТО происходит момент, когда говорится, если вы хотите подписать тот или иной договор, сначала нужно дать гарантии против пиратства. То есть идет все в правильном направлении, но это займет определенное время. Понятно, что географическая протяженность страны не облегчает дела, все немножко легче проконтролировать в Москве и сложнее в другом месте. Первые жертвы сегодня это не американцы, а русские! И именно этот факт меняет дело. Ночной и Дневной дозор не были пиратированы, так как были приняты радикальные меры, чтобы дать понять, что если появятся пиратские диски, то закончится дело плохо. И на этом уровне русские не будут затруднять себя юридическими проблемами и процедурами. Все сломают, киоск сожгут.

 

Дневной дозор не был пиратирован в залах, практически, до выхода на DVD, и это уже чудо. И я повторяю, первыми от пиратства страдают русские, и они сами решат эту проблему, радикальными методами.

Кроме того, люди хотят смотреть фильмы в нормальных условиях и отказываются от DVD плохого качества, даже стоящих недорого.

 

Но не у всех есть средства, которыми располагает Первый канал.

 

Это верно. Но люди объединяются в ассоциации дистрибьюторов, прокатчиков, издателей DVD и т.д., пытаются договориться о ценах, об юридической помощи… Россия получила деньги из европейских фондов, чтобы бороться с пиратством. Эти деньги служат тому, чтобы обучить милицию и судей. Они должны научиться узнавать пиратскую продукцию. Все это должно быть организовано и пока это только начало. Тем более, что выпуск DVD становится настоящим источником дохода, продажа Ночного и Дневного дозора принесла Первому каналу много денег.

 

Телевидение: его роль в производстве и экспорте российского кино

 

Не могли бы мы немного поговорить о роли телевидения в производстве российских фильмов? Складывается впечатление, что телевидение в этой области становится все более важным.

 

Телевизионные каналы в России, особенно Первый канал, канал Россия и СТС, становятся в настоящее время тремя наиболее важными фигурами в сфере кинопроизводства. Я думаю, что пейзаж в области дистрибьюции и экспорта в России изменится в ближайшие два года. Сегодня на телевизионных каналах люди, вкладывающие много денег в производство хорошо идущих фильмов, встречаются с настоящей проблемой в момент, когда они должны заключать договоры с дистрибьюторами и теряют в определенной мере контроль над манерой, в которой эти фильмы выпускаются. И, самое главное, у них нет еще выхода на экспорт фильмов. То есть, я не исключаю, что российские телеканалы переквалифицируются в экспортеров, так как это делают во Франции TF1, StudioCanal или M6. Я также не исключаю, что наиболее активные в этом плане телеканалы появятся с собственными стендами на кинорынках в Канне или Берлине с фильмами, сделанными в кинематографическом формате… Ситуация меняется в настоящий момент в том плане, что телеканалы, а они уже представлены на телевизионных рынках, становятся экспортерами кинофильмов, точно так же, как сегодня они являются экспортерами своих телевизионных программ, с целью сохранить контроль над собственными или сделанными в совместном производстве фильмами. С большой очевидностью, в ближайшее время карты (еще раз !) будут разложены заново.

 

Новый кинофестиваль в Санкт-Петербурге

 

Не могли бы Вы сказать нам несколько слов о новом кинофестивале в Санкт-Петербурге?

 

Я, как Фома неверующий, хочу сначала увидеть. У меня с самого начала было впечатление, что принято было политическое решение, которое не имело ничего общего с кинематографом. Принято определенными людьми, кинематографистами и политиками Санкт-Петербурга, которые сказали, что Петербург «заслуживает» иметь кинофестиваль. Петербург – это несомненно. А кинематограф «заслуживает» второй фестиваль в самой середине лета, с датами, которые не устраивают ни одного российского дистрибьютора? Город Санкт-Петербург выставляет в выгодном свете свою архитектуру, Дворцовую площадь, сезон, белые ночи и т.д. Согласен, но в качестве человека, работающего в кино, я хочу привлечь внимание не Петербургу, а к кинематографу. Послужит ли фестиваль кинематографу? Посмотрим, фестиваль организуется впервые, ответ в конце июля.

 

В чем я убежден, так это в том, что крупный фестиваль должен быть стартовой площадкой для фильмов. Московский фестиваль перенес свою дату с июля на июнь в основном потому, что у дистрибьюторов с этой датой были проблемы. Ни один дистрибьютор не будет выпускать фильм в середине лета, когда в кинозалах никого нет. Даже конец июня не является идеальной датой для Московского кинофестиваля, потому что это накануне сезона отпусков и накануне момента резкого снижения посещаемости. Но календарь кинематографических мероприятий в мире заполнен настолько, что для Москвы не было найдено лучшего решения… 

 

Посещаемость залов в России

 

Наш последний вопрос касается российского проката и посещаемости залов.

 

В России в конце 2005 года насчитывалось 1036 залов хорошего качества, то есть со звуком Dolby stéréo Digital, хорошими креслами и т.д. Эта цифра постоянно увеличивается. Кинотеатры открываются повсюду. Второй момент в том, что по мере открытия кинотеатров, процент, приходящийся на Москву и Петербург, снижается. Три года назад на Москву и Петербург приходилось 85 % всех проданных билетов в стране, сегодня это всего около 40 %. Регионы получают все больше и больше значимости. Более того, 2005 год был плохим в отношении посещаемости залов во всем мире, особенно в Европе : во Франции посещаемость сократилась на почти 10%, в других странах - почти на 25%. А в России число зрителей увеличилось с 65 до 92 миллионов! Это настоящий рост посещаемости, который определенно повлечет за собой заинтересованность инвесторов во все сферы кинематографа : производство, дистрибьюцию, прокат. То есть российский кинематограф находится на стадии подъема.

 

 

 

 

 


Plan du site   - Russian films -    Liens   -   Contacts