Kinoglaz

 

Diary of events

- Stop Press

On current release

Festivals

 

Films

DVDs

- Watch on line

Names

Articles

Production

History

Seminars


Bibliography


Ongoing events

 

Awards

Box office

 

Statistics

 

Partnerships

 

Site map

Links

Contacts


Search with Google    


 

Биография, а также статьи и интервью Жоэля Шапрона

 



«Ощущение, что российский кинематограф замыкается на самом себе»

 

Интервью с Жоэлем Шапроном, ведущим специалистом компании «Юнифранс» по странам Центральной и Восточной Европы, иностранным корреспондентом Каннского кинофестиваля, записанное Еленой Квасовой-Дюффорт и Жаком Симоном (Kinoglaz.fr), Париж, 29 апреля 2013 года.



▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪



В каждую нашу встречу мы подводим итог культурных событий прошедшего года. Что наиболее заметного произошло в 2012 году в области франко-российских отношений ?

Хороший вопрос. Я бы сказал, что в области кинематографии во франко-российских отношениях не произошло ничего. В российском кинематографе было два события, имевших отношение к кинематографической жизни Франции : «дело Депардье» и формирование нового российского правительства (май 2012), с новым министром культуры, чьи установки, на мой взгляд, абсолютно противоположны установкам его предшественника - с приоритетной задачей создания позитивного образа России, сильного государства и т.д. Это относится скорее к области национальной политики, но наверняка также окажет влияние на взаимоотношения со всеми другими государствами, в том числе и с Францией. Мы возвращаемся к периоду, когда международным фестивалям дают понять, что они отобрали неправильные фильмы, что они должны отбирать другие, что они выбрали неправильный образ страны, что нужно выбрать образ более позитивный, что они нарочно отбирают мрачные и сложные фильмы, в то время как нужно отбирать фильмы симпатичные и веселые… Других особенно заметных событий между маем 2012 и маем 2013 мне в голову не приходит.


С июня 2012 на экраны во Франции вышло несколько фильмов : « В тумане», « Фауст ».

Совершенно верно. В 2012 году вышло 5 фильмов : « Елена », « Фауст », « Портрет в сумерках », документальный « Вода / Великая тайна воды », « Чайка » [ фильм, произведенный в 1970 году, но никогда не выходивший на экраны во Франции ]. « В тумане » вышел уже 30 января 2013. И это в настоящий момент единственный русский фильм, вышедший в 2013 году. В июне должен выйти фильм « Друзья из Франции » Энн Вейл и Филиппа Котларски, являющийся копродукцией Франции и России. Русский продюсер – Кира Саксаганская. И в настоящий момент больше выходов фильмов не намечается. Но, возвращаясь к заданному вопросу, все это нельзя назвать значимыми событиями в российско-французских отношениях в области кино.


Кроме фестиваля российского кино в Онфлере (с 26.11 по 01.12.2013) до нашего следующего, десятого по счету интервью, других событий, касающихся российского кино, в календаре 2013-2014 года не предвидится?

Нет.


Мой вопрос связан с ощущением, возникшим, когда готовилось это интервью. Создается впечатление, что в области франко-российских отношений мы в определенной степени вернулись к нулевой отметке. В прошлом мы много говорили о продвижении российского кино во Франции и о так называемом политическом решении, а сегодня мы узнаем, что международный департамент Фонда экономической поддержки кинематографа был закрыт.

Да, это так. И именно поэтому я говорю, что это не связано только с Францией. Это глобальное направление политики, проводить которую было решено 11 месяцев назад - с новыми указаниями Министерства культуры, новыми указаниями человека, отвечающего за кинематограф, господина Демидова. Действительно, складывается ощущение, что российский кинематограф замыкается на самом себе. Политически, основная цель вернуть российских зрителей в российские кинотеатры. Остальное волнует мало, об открытости миру речь не идет вообще, было даже как-то сказано, что заниматься копродукцией бесполезно. И мы действительно возвращаемся назад.


Можем ли мы бы более подробно на этом остановиться? Вернуть российских зрителей в российские кинотеатры – каким образом?

Это вечный вопрос для всех. Все страны хотят, чтобы доля национального кино в прокате у них увеличилась. Вопрос : как это сделать? Потому что, когда это невозможно благодаря одним фильмам, политики говорят « давайте установим квоты». Либо это положительные квоты : необходимо столько-то процентов отечественных фильмов в кинотеатрах, либо отрицательные : устанавливается возможный процентный максимум иностранных фильмов. Дебатировались и положительные и отрицательные квоты. В настоящий момент вопрос отложен (от редакции :6 мая 2013 года правительство официально решило не поддерживать предложение о введении НДС на зарубежные фильмы, так как это привело бы к автоматическому повышению цены на билеты и нарушает нормы ВТО), но ясно, что это веяние времени. Российские политики считают, что необходимо возродить российские фильмы. Они считают, что российская молодежь воспитывается на неправильных примерах из американских блокбастеров.

Одновременно ставится вопрос о так называемых заказных фильмах на темы, предложенные Министерством культуры. Их список, выложенный на сайте Министерства, достаточно впечатляющий и содержит все что угодно: трудности и успехи учителей начальной школы, профессия пожарного и т.д… Опубликовав этот список, Министерство культуры побуждает частных продюсеров искать подходящие сценарии и режиссеров под проекты, которые будут финансированы государством.

Проблема в том, что большинство времени, никто эти фильмы смотреть не хочет – в прошлом их было много… Некоторые большие проекты на патриотические темы, профинансированные Фондом кино, уже начали выходить: « 1812 : Уланская баллада » Олега Фесенко собрала 187 000 зрителей при бюджете в 5 M$;  « Матч » Андрея Малюкова при бюджете в 10 M$ собрал 2,2 M$ в бокс-офисе…« Гагарин, первый человек в космосе » выходит 30 мая и я хотел бы знать количество билетов, которые будут на него проданы. Нельзя сказать, что « Легенда номер 17 » это исключительно патриотический фильм, потому что Валерий Харламов был настоящей легендой хоккея на льду в семидесятые годы и фильм сопровождается массивной рекламой. Все фильмы, темы которых названы государством, должны затрагивать тот или иной аспект общественной жизни и, на мой взгляд, они обречены на провал. Но все это является частью конкретной политики : улучшить имидж российского кино, постараться привлечь зрителей на российские фильмы в России, изменить имидж русского авторского кино, то есть, больше не делать мрачных и депрессивных фильмов, которые не слишком интересуют зрителей, хотя некоторые из них экспортируются и имеют успех у отборщиков международных фестивалей.

Я первый, кто скажет, что российское кино действительно часто действует угнетающе. Но мы отбираем фильмы, из того, что мы видели. Снимали их не мы! Правильным было бы спросить : почему фильмы угнетающие и мрачные в кинематографическом отношении лучше чем фильмы веселые и симпатичные? Почему они лучше по качеству? У меня нет ответа на этот вопрос. Может быть, более вдумчивые кинематографисты обладают большим талантом и именно эта их вдумчивость ведет к тому, чтобы задавать вопросы об обществе, которое их окружает – а оно не кажется им ни веселым, ни симпатичным?

Что же касается кинотеатров, то они продолжают строиться: на 31 декабря 2012 года насчитывалось 3 142 экранов. Кинотеатры есть теперь во всех городах с населением больше 250 000 человек и в 90% городов с населением от 100 000 до 250 000 человек. Это обнадеживающие цифры. Однако в 2012 году впервые наблюдалось снижение посещаемости и никто пока не может этот факт объяснить. Снижение не очень значительное, 2% (с 159,5 миллионов проданных билетов в 2011 до 156,3 в 2012), тем не менее, это происходит впервые с 1998 года. В течение 15 лет посещаемость росла. Но это не влияет на бокс-офис, потому что его результаты растут благодаря фильмам в 3D, более дорогим, и благодаря открытию новых кинотеатров.


Произошли изменения в руководстве Фонда социальной и экономической поддержки кинематографа. Если я правильно понимаю, Сергею Толстикову, который с момента « преобразования » Фонда четыре года тому назад был его исполнительным директором, вменяется в вину плохо функционирующая система господдержки кинематографа через так называемые кинокомпании - лидеры.

Сергей Толстиков был назначен на этот пост для того, чтобы управлять системой господдержки через посредство кинокомпаний - лидеров (от редакции : см. интервью предыдущих лет). Эти компании - лидеры должны были быть субсидированы, чтобы инвестировать в российские коммерческие фильмы и помогать их выходу в кинотеатрах. Толстиков действительно способствовал производству этих фильмов, но, когда они стали выходить, они не собрали в залах большого числа зрителей. И в целом ему ставят в вину понижение доли национальных фильмов в прокате: он не способствовал производству « правильных » фильмов, потому что, если бы они были « правильными », они бы привлекли в залы больше зрителей. Это официальная причина : он не смог поднять процентную долю отечественного кино. Отсюда и появление проектов законов о квотах: поскольку мы не в состоянии привлечь русских зрителей в кинотеатры, мы сделаем это силой, либо заставив кинотеатры увеличить долю отечественных фильмов, либо запретив прокатчикам показывать больше, чем определенное число иностранных фильмов, либо подняв цены на последние.


Вы думаете, что внедренная около трех лет назад система мэйджоров действительно могла функционировать? Или это очередная авантюра русских, которая в скором времени будет забыта? Деньги, переведенные на счета компаний-лидеров, были ли они правильно использованы? Увидим ли мы эти деньги на экране?

Нельзя забывать, что на производство фильма необходимо время. Когда вы начинаете производство, между моментом возникновения идеи и выходом на экраны, то есть, написание сценария, поиск дополнительного финансирования ( потому что фильмы никогда не финансируются государством на 100 %), съемки, постпродакшн может пройти три-четыре года. И я не говорю о последнем фильме Алексея Германа! Я думаю, что было бы несправедливым обвинять Сергея Толстикова в том, что он не поддерживал правильные фильмы и не способствовал их производству в достаточном количестве. Ему надо было дать на это не три года, а по крайней мере десять.

У меня всегда были сомнения в отношении этой системы. Привычка русских каждый раз изобретать велосипед всегда казалась мне странной. Такой системы больше нет нигде. Во Франции мы не оказываем помощь кинокомпаниям: мы помогаем картинам. Но хорошая ли это система или плохая… В настоящий момент система под вопрос не ставится. И сегодня есть десять компаний-лидеров, которые получают деньги от государства.


Если система компаний-лидеров остается в действии, то что Антон Малышев будет делать иначе, чем Сергей Толстиков?

Пока он не сказал, что будет делать иначе, он сказал, что будет продолжать. Отношения между Толстиковым и Мединским были плохими, это было столкновение противоположных идеологий. Толстиков пытался произвести максимум фильмов и максимум разных фильмов, он всегда ставил во главу угла многообразие, Фонд поддерживал как « Высоцкого », так и « Елену ». Но уже почти год как эта идеология в России не отвечает духу времени. Я не вижу, каким образом Антон Малышев мог бы поднять долю национальных фильмов в прокате. В этом году было два больших успеха : « Метро » и « Легенда номер 17 ». Если в конце года доля национальных фильмов достигнет 20 % , я очень хорошо могу себе представить, что этот успех припишут Антону Малышеву, несмотря на то, что продюсеры начали работать над этими проектами до его прихода. « Метро » было в производстве более двух лет и это было до Малышева. Все это не соответствует действительности. И утомительно.


Какова доля национальных фильмов в российском прокате в настоящий момент? В сравнении с другими странами, она ниже?

Доля отечественных фильмов в России в 2012 году составляла приблизительно 15,2%. Это почти на уровне Польши, Нидерландов и Норвегии. Гораздо ниже, чем в Турции – там самая высокая доля национального кино в Европе: 46,6%, во Франции - 40,2%, в Великобритании - 32,1%, в Дании - 28,5% или в Финляндии - 28%. Результаты же таких крупных кинематографических держав как Испания - 19,3% или Германия -18,1% скорее не дают повода для зависти. (от редакции : источником данных являются первые прогнозы Европейской аудиовизуальной обсерватории).

Необходимо отметить, что ни в одной из этих стран нет квот !

И, как я уже сказал в одном из интервью, на мой взгляд необходимо создавать поощрительную систему, а не систему, базирующуюся на запретах (прежде всего, когда речь идет о России, располагающей определенным печальным опытом…). Я всегда говорю об европейской сети Europa-Cinemas : это настоящая поощрительная система.

А если запрещать фильмы, то какие? Последний раз мы уже это обсуждали : в этом случае произойдет концентрация на иностранных блокбастерах. Если вы ограничите количество иностранных фильмов, то вы, разумеется, сохраните Брюса Виллиса, лишившись Франсуа Озона и Вуди Аллена. А если вы решите сделать акцент на российском кино, то у вас останется больше сеансов для « Метро», чем для « Елены », потому что преимущество будет дано фильмам, приносящим больше денег и, таким образом, концентрация произойдет именно на них. И было бы очень странным считать, что это в интересах российского кино…


Международная деятельность Фонда кино полностью прекращена?

Да : международный департамент был закрыт в один день - 26 апреля 2013 года.


Для иностранных партнеров Фонда должен выглядеть очень странным тот факт, что все соглашения, подписанные международным департаментом, были аннулированы. Соглашения, касающиеся франко-российской, германо- и итало-российской Академий, соглашения с Каннским кинорынком по Red Square Screenings и т.д. Была информация, что все эти соглашения должны быть снова подписаны Министерством культуры.

Да, так было объявлено. Но, даже если они хотят это сделать, это будет сложно, потому что юридический статус Фонда в целом позволял ему работать достаточно автономно и подписывать международные соглашения как с частными организациями, как, например, с Кинорынком, так и с государственными, такими как Национальный центр кинематографии. То, чего юридический статус Министерства не позволяет. Как только Министерство культуры должно будет подписать международное соглашение, это превратится в бюрократический ад. Министерство культуры не может подписывать соглашения самостоятельно, поскольку все, что касается международной деятельности, проходит также через Министерство иностранных дел. А если речь идет об обмене студентами, то все, что касается виз, идет через Министерство внутренних дел...


Что конкретно мы потеряли здесь, во Франции с исчезновением Международного департамента Фонда и исчезновением Франко-российской киноакадемии?

Честно говоря, в настоящий момент я не знаю, об этом еще разно говорить. Прежде всего, я не уверен, что Национальный центр кинематографии и все французские продюсеры, дистрибьюторы и продавцы об этом знают. Если говорить только об Академии, то существовало четыре направления деятельности : помощь в развитии проектов, помощь при выходе фильмов во Франции, защита наследия и образование. Самое простое это восстановить деятельность, связанную с образованием, потому что этим занимается французское посольство и оно уже привозило русских студентов в FEMIS и в другие киношколы.

На бумаге мы теряем многое, но на самом деле очень мало фильмов получило поддержку. Я думаю, что не следует все смешивать. Франко-российская киноакадемия никогда хорошо не работала. В то время как Германо-российская киноакадемия работала очень хорошо, и я думаю, что немцы потеряют гораздо больше, чем мы. То, что теряем мы, это намерение – во всяком случае, выраженное официально, политически – сблизить российских и французских кинематографистов.


То есть, речь идет о полном отсутствии интереса к международной копродукции и к продвижению российского кино за рубежом?

Я думаю, что то, что их волнует в настоящий момент, это возвращение к советской системе : воспитать русского человека на русских фильмах и на русских книгах, закрыв дверь на Запад.


И потратив значительную сумму денег на производство фильмов без возможности возвратить эти деньги благодаря международным продажам?

В настоящий момент, учитывая небольшое количество проданных фильмов, финансово это не слишком большая потеря. Но это действительно вопрос идеологии и пропаганды, в первую очередь, идеологии. Они считают, что глобализация сделала очень много плохого в воспитании русских, что пришло время возвращаться к национальным ценностям и делать упор на национальный продукт. Это становится важным вектором политики : взяв на вооружение национальные и православные ценности защититься от вредного влияния глобализация. И все это заставляет меня достаточно пессимистично смотреть в будущее.


В этом году в Канне участвуют три русских фильма?

Я бы сказал, два с половиной. В программе Неделя критики участвует « Майор » Юрия Быкова, чей первый фильм « Жить » был очень удачным. Продюсеры фильма - Алексей Учитель и Кира Саксаганская, которые также являются продюсерами фильма Таисии Игуменцевой « Отдать концы », который будет показан в официальной программе вне конкурса. В прошлом году Таисия завоевала Первый приз в конкурсе студенческих работ Cinéfondation и по регламенту Каннского фестиваля дебютный фильм победителя этого конкурса автоматически показывается на фестивале при условии, что он не будет показан где-то до того. Для Студии РОК Алексея Учителя и Киры Саксаганской это очень большой успех. И как раз вовремя, потому что в этом году студия отмечает свое двадцатилетие! Ни один из этих фильмов не является копродукцией. Фильм Быкова получил поддержку Фонда, а фильм Игуменцевой – Министерства культуры.

В конкурсе Cinéfondation будет фильм « Норма жизни ». Как и в прошлом году этот фильм был послан в отборочную комиссию непосредственно студентом- режиссером Евгением Бяло, а не его киношколой (Высшие курсы режиссеров и сценаристов).

В любом случае я также должен отметить, что два полнометражных русских фильма единственные, кто в этом году представляет бывший коммунистический блок, потому что ни один польский, чешский, венгерский или румынский фильм не привлек внимания директоров трех каннских отборочных комиссий.


Вы не сожалеете о том, что такие фильмы как « Метро » и « Легенда номер 17 », пользующиеся сейчас большим успехом в России, не будут показаны в Каннах?

Я не видел « Легенду номер 17 ». « Метро » это жанровый коммерческий фильм с очень хорошими спецэффектами, но такой фильм сложно показывать в Каннах, даже в рамках специального ночного показа, когда существуют американские фильмы в том же жанре, но в техническом отношении лучше сделанные и в которых к тому же участвуют известные актеры. « Метро » - качественно сделанный фильм и очень хорошо, что он сделан в России и русскими. Но этого недостаточно для международной карьеры.


Существуют ли технические критерии, необходимые для того, чтобы фильм был отобран в Канны? Например, чистый звук, является ли он обязательным условием? Потому что российские фильмы известны тем, что часто полностью переозвучиваются.

Итальянские фильмы тоже! Переозвучание плохо для актеров, если их озвучивают другие, потому что в этом случае они никогда не получат актерского приза (так например, за Мари Бонневи в « Изгнании » Андрея Звягинцева на русском языке говорила Елена Лядова ). Когда же актер переозвучивает себя сам, то это не страшно.


Сегодня должно быть объявлено дополнение к каннской программе? Будут ли там русские фильмы?

Да, действительно, сегодня фестиваль официально объявляет программу Cannes Classics. Задачей этой программы, придуманной семь или восемь лет назад Тьерри Фремо, является привлечь внимание к хорошо отреставрированным старым фильмам. Так несколько лет назад был показан фильм « Я - Куба » Калатозова. Насколько я знаю, русских фильмов не будет. В феврале ко мне обратились грузины по поводу фильма « Голубые горы, или Неправдоподобная история » Эльдара Шенгелая, (чей 80 юбилей мы отмечаем в этом году), но реставрация еще не началась, то есть, в этом году это было невозможно. Та же проблема была с фильмом «Тени забытых предков» Параджанова.