Kinoglaz

 

Agenda

- Dernières infos

Sur les écrans

Festivals

 

Films

DVD

- Films en ligne

Personnes

Articles

Production

Histoire

Conférences et séminaires


Bibliographie


Événements en cours

 

Prix

Box office

 

Statistiques

 

Partenariats

 

Plan du site

Liens

Contacts


Search with Google    


 

У нас широкая география мероприятий

Интервью Генерального директора компании СОВЭКСПОРТФИЛЬМ
Григория ГЕВОРКЯНА

 

Записано Еленой Квасовой-Дюффорт (Kinoglaz.fr), август 2009 года, Москва


▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪

Био : Григорий Керопович Геворкян закончил экономический факультет ВГИКа. Сразу после окончания службы в армии пришел работать в СОВЭКСПОРТФИЛЬМ. С 1980 по 1984 год был представителем СОВЭКСПОРТФИЛЬМА в Йемене, в 1986-1992 годах - генеральным представителем в Индии. С 1995 года - Генеральный директор компании. Заслуженный работник культуры Российской Федерации



Думаю, что не все наши читатели знают компанию СОВЭКСПОРТФИЛЬМ, давайте сначала ее представим. СОВЭКСПОРТФИЛЬМ был создан в 1945 году на базе Инторгкино, существовавшего с 1924 года. Основная деятельность в советский период - торговля фильмами, продвижение советского кинематографа за рубежом и изготовление рекламной продукции. В восьмидесятые годы это одно из самых высокодоходных внешнеторговых предприятий Советского Союза. В 1989 году, после отмены государственной монополии на внешнюю торговлю, СОВЭКСПОРТФИЛЬМ лишается эксклюзивного права на закупку зарубежных фильмов для советского проката и продажу отечественных за рубеж, а затем над ним нависает угроза приватизации и перепрофилирования. Какова ситуация компании сегодня ?

Вы правы, в советские годы мы занимались коммерцией и были монополистами в области экспорта и импорта. Плюс, занимались продвижением советских фильмов на зарубежные рынки. И коммерческим в том числе. У того старого СОВЭКСПОРТФИЛЬМА, советского, возможности были, ну если не безграничные, то огромные. Нас полностью финансировало государство, а вся прибыль уходила в бюджет. Но эта прибыль была гораздо больше того, что давало государство. Я уже не говорю о том, что фильмы, которые мы покупали, приносили огромные деньги в советском прокате. Схема была такая : СОВЭКСПОРТФИЛЬМ покупал зарубежный фильм и перепродавал его внутреннему прокату. Мы перепродавали им картину, а потом они уже, как владельцы, выпускали ее в прокат и получали прибыль несоизмеримо больше. Например, на индийских фильмах, учитывая низкие закупочные цены и огромную популярность индийского кино в Советском Союзе, особенно на Кавказе, в Закавказье, в Средней Азии… Самый кассовый индийский фильм, который назывался в переводе Месть и закон [Sholay, режиссер: Рамеш Сиппи/Ramesh Sippy, 1975 ] в советском прокате собрал шестьдесят миллионов зрителей. Это от тридцати до шестидесяти миллионов рублей. Но это самый кассовый, а нормальный фильм собирал двадцать, тридцать миллионов. Самым кассовым зарубежным фильмом вообще за всю историю у нас был фильм Есения [Yesenia режиссер: Альфредо Б.Кревенна /Alfredo B. Crevenna, 1971]. А самый кассовый российский фильм за всю историю это Пираты двадцатого века. Мы с ним, наоборот, работали за рубежом.
Естественно, что с отменой монополии и с признанием авторского права на фильмы, их продажей стали заниматься студии, которые их произвели. Но в те годы речь о серьезной торговле уже не велась, потому что кинематограф, да и вся экономика, ничего не производили. То есть, производились фильмы, которых никто не видел, потому что это было уже не кино, как искусство, а кино, как инструмент отмывания денег. Не только зарубежный зритель, но и наш внутренний потихонечку отвык за эти годы от российского кино, да и вообще от кинопоказа. Кинотеатры закрывались один за другим и поход в кино стал редкостью. Открытие в Москве первого современного кинотеатра, Kodak-Киномир [17.10.1996 – Kinoglaz.fr], было событием грандиозным. В этот момент мы начали пытаться снова встать на ноги. Сегодня мы - открытое акционерное общество, сто процентов акций которого в руках государства в лице Росимущества, агентства по управлению государственной собственностью.



В декабре 2008 года Росимущество выставило на продажу принадлежащие государству акции СОВЭКСПОРТФИЛЬМА.

Действительно, следующая этап это продажа акций в частные руки. У нас в стране не существует законодательных рычагов, каких-то барьеров, которые могут защитить приватизированное предприятие от перепрофилирования. То есть, если какое-то предприятие, в том числе и связанное с кинематографом, продается, государство не может защитить его от того, чтобы, скажем, не закрыли киностудию и не построили на ее месте гостиницу или торговый центр. И хоть все друг друга и призывают быть осторожными с приватизацией предприятий культуры и не спешить с этим, в то же время попытки продать то или иное предприятие постоянно возникают. Так было с Ленфильмом, за год до этого - со Студией Горького. То же самое произошло и с нами. Хотя все понимали, что продвижение отечественных фильмов, особенно на этапе возрождения кино, это задача государственная. Но вот 31 декабря 2008 года наши акции выставили на продажу. Мы об этом узнали только тринадцатого января, поскольку на сайте Росимущества даже информации не было, были новогодние каникулы. Я благодарен всему киносообществу, потому что, как только появилась эта информация, мне стали звонить. Стали звонить все наши режиссеры, актеры, чиновники, подключились СМИ. Ведущие режиссеры написали письмо министру культуры, Председателю правительства. Сергей Соловьев в этот момент был в Америке, Павел Лунгин в Индии, все звонили мне, с поддержкой, спрашивали, что делать. Потому что это люди, которые нас знают, мы с их фильмами работали, даже в самые тяжелые годы следили за ними, старались не пропустить. И какими-то вот усилиями нас отстояли. В последний момент нас сняли с торгов.



Не так давно со ссылкой на замминистра культуры Александра Голутву в прессе появилась информация о том, что правительство РФ дало поручение Минкультуры России разработать механизм создания на базе СОВЭКСПОРТФИЛЬМА некоммерческой организации по масштабному продвижению российского кино за рубежом.

Сейчас ведется работа по преобразованию нас в некоммерческую структуру, причем непонятно пока, какая это будет правовая форма, то ли Фонд, то ли некоммерческое предприятие. Но это будет структура наподобие Юнифранс. Не будет коммерческой составляющей, что правильно, не будет какой-то ангажированности, а будет некоммерческая деятельность, связанная с продвижением российских фильмов за рубежом.

Я прочитал у вас на сайте интервью Жоэля Шапрона, которого я очень люблю и уважаю. Это старинный друг и я считаю его одним из лучших специалистов во Франции в области российского кино. Я даже иногда какие-то нюансы узнаю от него, иногда я ему подскажу какую-то картину, а чаще он - мне.
Но опасения Жоэля по поводу ангажированности будущей компании государством, влияния государства на деятельность по продвижению фильма, я, честно говоря, считаю заблуждением. Такое опасение может возникнуть глядя со стороны. Но я в этом уже много лет, в СОВЭКСПОРТФИЛЬМЕ работаю всю жизнь, с 75 года. Знаю всю подноготную, и экономическую, и политическую, так сложилось. И я должен сказать, что в последние годы я ни разу не почувствовал, это может быть даже странно, ни то что никакого влияния со стороны государства, но даже и заинтересованности, с какими же фильмами мы работаем. Не было ни разу. Может руки не доходили, может доверяют так. Практика такая. И, может быть, это и неправильно, но вот вы спросите меня сейчас, было ли государственное участие в производстве какого-то фильма, который мы сейчас показываем за рубежом - я не знаю. Я узнаю это случайно, сам продюсер по дружбе рассказывает или еще как-то. Я этим не интересуюсь, потому что это абсолютно не имеет значения и не влияет на составление программ наших фестивалей за рубежом. Никто не пытается на меня воздействовать, продюсер по дружбе, режиссеры и так далее.

Естественно, что мы следим за творчеством режиссеров, с чьими фильмами мы работаем. Это необязательно громкие имена. Появляются молодые режиссеры, сейчас, на памяти, Оксана Бычкова с фильмом Piter FM, одним из лучших фильмов за последние годы в России и, что важно, это одна из совсем немногих позитивных картин, светлая, добрая. Фильм Ани Меликян Русалка выстрелил очень здорово и мы конечно ждем, когда она снова начнет работать. А о громких именах я и не говорю. Но нет никаких нюансов политических или экономических - под экономическими я имею ввиду то, что участие государства в производстве абсолютно никогда нас не интересовало - которые могли бы повлиять.

В Советском Союзе можно было совмещать коммерческую работу, то есть, продажу фильмов с некоммерческой, потому что все фильмы принадлежали государству и о пересечении интересов речи не было. Но, если в будущем СОВЭКСПОРТФИЛЬМ будет заинтересован как компания в каком-то фильме больше, в каком-то меньше, это будет неправильно.



А каким образом осуществляется отбор картин, когда Вы устраиваете недели российского кино, например в Лондоне ? Насколько я знаю, Юнифранс ориентируется в России на фильмы, которые куплены для показа, помогая таким образом в их продвижении и в организации рекламной кампании.

Нам труднее в этом плане. Кстати, не знаю, как будет в этом году в Лондоне, потому что кризис и нас коснулся, и приходится сокращать программу. В прошлом году у нас была довольно широкая география мероприятий : Центральная Европа - Чехия, Словакия, Венгрия, а также Германия, Франция, Австрия, Великобритания. Проводили мероприятия в нескольких арабских странах, в Азии, в странах Латинской и Южной Америки. В Индии вообще 16 городов было охвачено. Географию расширяем. В этом году нам сложнее, до Южной Америки не долетим и боюсь, что с Великобританией тоже будут проблемы. В связи с тем, что наше кино практически не окупается, мы все делаем за свой счет, аренду зала и т.д. Иногда находим партнера в странах, иногда находим спонсора, но конечно чаще приходится все делать за счет госбюджета.



И вот эти партнеры высказывают каким то образом свои желания, какие фильмы они хотят видеть ?

В каких-то странах - да, в каких-то - нет. Предположим, где-то мне говорят, есть фильмы с участием нашего любимого актера, скажем, Виктора Сухорукова. В Индии попросили провести ретроспективу режиссеров. Михалков, который помимо двух картин в производстве занят общественной деятельностью, не смог поехать. А ретроспективу Шахназарова в штате Керала на самом юге Индии организовали с большим успехом. Что меня поразило, это когда мы стояли около кинотеатра, давали интервью, я спросил, почему людей не пускают в зал, толпа стоит. Мне говорят, кажется, зал уже полон, поэтому не пускают. Я говорю, не может быть, надо пойти посмотреть, там человек триста стоит перед входом. Мы заходим, а зал на 850 мест действительно был полон.

Подход к отбору фильмов различный. Иногда сами решаем, иногда рекомендуем. Иногда отбор по цензурным условиям, где-то нам доверяют, где-то - нет. А что касается купленных картин, то, например, я не знал, что фильм Остров Лунгина купила английская компания Artificial Eye. И мы включили его в позапрошлом году в программу нашего фестиваля. Обратились к продюсеру с просьбой дать разрешение, они рекомендовали обратиться к прокатчику, а он говорит надо обратиться к Artificial Eye совпадает ли это с их прокатными планами, с планом выпуска. А у нас мероприятие раньше на три недели, чем планируют выпуск фильма. Я сам связался с англичанами и объяснил, что мы привозим режиссера, трех исполнителей главных ролей, организуем две пресс-конференции, будут все интервью, с Лунгиным, с актерами, наружная реклама. Они дали добро и были довольны, такая рекламная кампания.
Но это редкий случай, потому что как правило, кино наше не покупается. Чаще случается от обратного, мы показываем кино и иногда оно находит покупателя. Это было в Индии, были запросы из Бразилии, Аргентины, Словакии. Строить программу с чистого листа, это пока даже легче.

Раньше у СОВЭКСПОРТФИЛЬМА были представительства в более чем 70 странах. Были собственные кинотеатры, в Париже, в Хельсинки, в Каире. А в Индии - я работал в Индии с 86 по 92 год – 75 кинотеатров были в долгосрочной аренде, в каждом из них нам принадлежало от 6 до 24 прокатных недель в год. То есть, в Индии мы выступали в качестве прокатчиков и наши фильмы в кинотеатрах выпускали сами. В Индии трудно добиться прокатного времени, там производится огромное число фильмов, практически треть индийских фильмов не вышла в прокат, потому что не хватало кинотеатров. И благодаря тому, что мы нашли эту форму, арендовали кинотеатры вперед, нам удавалось прокатывать наши фильмы.



Продвижением российского кино в мире сейчас также занимается Интерфест. Мосфильм устраивает показы собственных фильмов, фестиваль Кинотавр занимается международной деятельностью. Сможете ли Вы вернуть свое положение, ну если не монополиста, то, по крайней мере, самого важного игрока в области продвижение российского кино за рубежом ?

Сегодня помимо того, что мы проводим свои собственные фестивали, мы поддерживаем и участие российского кино в международных мероприятиях. Получил российский фильм приглашение на фестиваль, мы сразу получаем указание обеспечить его участие. Связываемся с продюсером, помогаем напечатать копию, сделать субтитры, рекламу, отправить фильм на фестиваль, обеспечить поездку съемочной группы, авиабилеты. То есть, всем этим мы занимаемся. У нас работают люди, которые знают это работу « от и до ». То есть, если кто-то еще проводит такие мероприятия, ради Бога. Мы бы сегодня и не осилили всего с нашими возможностями, мы, честно говоря, зашиваемся. Работы все больше и больше, а коллектив не такой большой, хотя опытный. И сегодня нет и особенного смысла расширять деятельность, поскольку нужно посмотреть, что происходит. Если действительно будет создана новая структура, то тогда, само собой разумеется, те мероприятия, которые проводим не мы, должны будут проводиться на частные деньги. Иначе зачем государству создавать новую структуру, чтобы параллельно финансировать кого-то еще. На частные, на спонсорские деньги мероприятия могут проводить и без нас. Но, если этим занимается государство и создает для этого специализированную структуру, то понятно, что финансироваться будет только эта структура.

В своем интервью Жоэль высказывает опасения по поводу влияния государства, а для меня важно, чтобы новая структура была дистанцирована от всех отраслевых компаний. То есть, если соучредителем вместе с государством будет какой-то крупный банк, финансовая, строительная фирма, наверное, это можно будет как-то оформить уставом. Но допускать в соучредители или учредители этой структуры кинематографические компании было бы неверно, потому что это оттолкнет остальных. Как правильно говорит Жоэль, нужно завоевать доверие всего киносообщества. У нас это узкая ниша, узкая направленность - международная деятельность. Но все равно, если мы хотим чтобы нам доверяли свои фильмы, строили с нами какие-то планы, мы должны быть одинаково удаленными ото всех и абсолютно неангажированными. Я выделяю эти слова, потому что я думаю, что вот в этом опасность, если это будет допущено.



Бюджет Юнифранс сейчас где-то в районе 8 – 9 миллионов Евро. Будете ли вы располагать подобными возможностями ?

Государство на первом этапе вполне справится с финансированием этой деятельности. Я понимаю, что спонсоры сразу не прибегут. Наши кинематографические компании, которые могли бы участвовать в финансировании этой деятельности, сегодня тоже не в лучшем состоянии, кризис всех коснулся. Но на начальном этапе наше государство вполне это осилит. Потому что дополнительных ассигнований не потребуется. Вот столько, сколько сегодня тратит государство на эту деятельность, я думаю, будет вполне достаточно, во всяком случае, первый и второй годы.

Деньги сейчас расходятся по разным источникам. Необходимо их сконцентрировать и строить все планы из одного штаба. Вы же знаете нашу систему тендеров. Вот выиграли мы тендер на проведение фестиваля там-то. Мы, делая программу, естественно стараемся минимизировать наши расходы. И составляем программу так, чтобы можно было показать и в соседних странах, сэкономив на печати копий, расходах по доставке и т.д. В прошлом году мы делали фестивали в нескольких арабских странах и копии естественно пускали по маршруту.



В этом году вы уже во второй раз были организаторами Российского павильона в Каннах. Каков итог работы Российского павильона ?

Если в прошлом году у нас были двойственные ощущения от работы, были рады, что провели и понимали, что мы делаем в любом случае правильное дело, то в этом году результатом очень довольны. Мы были рады, потому что добились главного - павильон был заполнен постоянно На второй день после открытия я пришел вечером на переговоры с американцами - мы собираемся проводить фестиваль в Сан-Франциско – а с их балкона был виден наш павильон. И они говорят, сидим здесь, любуемся, у вас все время народ. Приятно, флаг российский. Поговорили об этом и я решил зайти в павильон, хотя было уже восемь часов вечера. Подхожу к двери, она заперта. Понимаю, что поздно, дверь закрыта, и я бы, может быть, и ушел, но показалось, что в павильоне кто-то ходит. А у нас там сбоку терраса огромная, смотрю, там человек тридцать сидят, беседуют, у кого-то переговоры, встречи. Павильон закрыт, открыта только терраса. Увидели меня, говорят, как же так, павильон закрыт. И с третьего дня работали допоздна, просто не уходили, сидели, работали, встречались. Провели несколько успешных мероприятий.
Но для меня было важно не только то, что мероприятия провели, но и то, что народу было много, что пресса позитивно освещала. Что все с удовольствием приходили на пресс-конференции, и Лунгина, и Хомерики, и все были довольны. Это было российским домом, куда можно было прийти не только нашим российским кинематографистам, но и получить любую информацию, справку. А придя один раз, приходили еще.